Козлов Сергей Григорьевич

 

Поэт и сказочник Сергей Григорьевич Козлов – автор любимых детьми и взрослыми историй про Ежика и его друзей («Ежик в тумане», «Ежик и море», «В сладком морковном лесу», «Как Ежик с Медвежонком протирали звезды», «Как Ослик шил шубу» и т. д.), а также историй про Львенка и Черепаху, которые пели песню: «Я на солнышке сижу, я на солнышко гляжу...»

Сергей Григорьевич Козлов попал в семью государственного служащего Григория Козлова и его жены Натальи из московского детского дома на Таганке. Мальчику дали фамилию и назвали Сергеем. Официальная дата рождения записана 22 августом 1939 года.

Есть несколько версий появления Сергея в детском доме, одна из которых указывает на то, что он попал туда, будучи совсем маленьким, вместе с испанскими детьми, которых СССР принимал и спасал от начавшейся войны в Испании. Эту версию подтвердил и личный шофер отца в 1976 году, когда родителей уже не было в живых.

Сергей догадывался, что он не родной сын, хотя мать и отец всячески скрывали от него этот факт. Отец рано умер, когда Сергею было 16 лет. После окончания школы, Сергей Григорьевич работал рабочим на заводе, наборщиком в типографии, кочегаром на паровозе и даже учителем пения в школе. И писал стихи, мечтая поступить в Литературный институт. У матери был сложный характер, и они с сыном часто конфликтовали. В 20 лет Сергей уехал из дома в Киев, рассчитывая остаться там навсегда. Здесь он познакомился с начинающей поэтессой Татьяной Михайловной Глушковой и в 1960 году они поженились.

Как раз в киевский период произошло знаменательное событие в судьбе Сергея Григорьевича. Козлов был дружен с Борисом Никитовичем Харчуком, который в 1960 году основал в Киеве детский журнал на украинском языке «Малятко» и стал первым его главным редактором. Поскольку журнал был молод, авторов не хватало. Вот Харчук и бросил клич по друзьям-писателям: пишите и несите в редакцию, выручайте! Сергей Григорьевич еще со школы занимался в литературном объединении «Магистраль», так что какой-то писательский опыт у него уже имелся. Откликнувшись на призыв Харчука, Козлов сочинил экспромтом маленькую сказку «Как солнце разбилось». Ее сходу перевели на украинский язык и поставили в номер. Так состоялась первая публикация первой сказки писателя. В том же году ее разместил на своих страницах журнал «Огонек», что в советское время приравнивалось к государственному признанию автора.

С сентября 1961 года Сергей Григорьевич учился в Литинституте им. А. М. Горького, в мастерской Л. И. Ошанина. Татьяна Михайловна училась там же заочно, а заодно работала экскурсоводом в Пушкинском заповеднике в Михайловском.

Летом 1961 и 1962 годов Козлов, по примеру многих литераторов тех лет, ездил экспедитором в геологические экспедиции.

В 1962 году у молодого писателя вышли сразу 2 книги. Одна совсем маленькая – «Как солнце разбилось», вторая солиднее, с иллюстрациями классика советской книжной графики П. В. Митурича – переводной сборник стихов для детей поэта-классика народа манси Ювана Шесталова «По воде шуба плывет». Особый восторг вызвала у читателей книга переводов, в которой Козлову удалось «передать истинное косноязычие древности… в его любви ко всему живому». И хотя сам писатель полагал себя серьезным взрослым поэтом, стезя его была окончательно определена – литература для детей.

В 1965 г. Козлов защитил диплом рукописным поэтическим сборником и уехал к жене в Михайловское. Поначалу должности экскурсовода для него там не нашлось, пришлось оформиться так называемым гвоздодером, но затем справедливость восторжествовала, и Сергея Григорьевича законно зачислили экскурсоводом. Трудился он в заповеднике 2 года.

Детская литература писателя не отпускала. В 1967 г. в Михайловском Козлов сочинил книгу сказок «Правда, мы будем всегда?». Ее сквозными персонажами стали Ежик и Медвежонок. Сам Сергей Григорьевич не раз говорил, что Ежик является главным и любимым героем его произведений, причем образ этот не столько сказочный, сколько философский. Другими словами, сказки писателя равно обращены к детям и взрослым – они многоплановые и предполагают вдумчивого читателя. Поскольку некоторые сказки (особенно давшая название всей книге) ставили далеко не детские вопросы о жизни и смерти, сборник долго пролежал в столе – автор публиковал в других изданиях лишь отдельные сказки из него. Впервые полный сборник «Правда, мы будем всегда?» увидел свет только в 1987 г.

С группой молодых писателей в 1966 году Сергей совершил «авиа-пробег поэзии» от Москвы до Камчатки.

В 1970 г. Сергей Григорьевич развелся с Татьяной Михайловной. Иначе, видимо, и быть не могло. Глушкова оказалась слишком сильной волевой натурой, и стремление к лидерству в ней с годами только усиливалось. Достаточно сказать, что в 1990-х гг., уже будучи смертельно больной, она стала одним из духовных вождей русского национального возрождения современной России. Прошло 2 года, и в 1972 г. в гостях у общих друзей Сергей Григорьевич познакомился с Татьяной Александровной Малявиной. Она работала в кинематографе. В том же году Козлов и Малявина поженились. Брак оказался крепкий, супруги не разлучались 37 лет – до дня кончины писателя. Детей у них не было.

С 1962 года по 1990 год вышло более 30 книг сказок, пьес, лирических миниатюр и стихов для детей. Детьми особенно любимы сказки Козлова. Сказки для них он начал писать в шестидесятые годы. Их автор умеет говорить на всемирном языке – детском. Самому Сергею Григорьевичу в детстве нравились книги «Робинзон Крузо» Даниеля Дефо и «Служу Родине!» Ивана Кожедуба – военного летчика, трижды Героя Советского Союза. Взрослый Сергей Козлов полюбил прозу Бунина и Бабеля, стихи Есенина и Пастернака, при этом не забывал о прежних привязанностях.

В самом начале своего творческого пути писатель придумал Медвежонка, Зайца и Ежика. Истории о них он сочинял всю жизнь, так что постепенно появился целый сказочный мир – или лес. Там каждый зверек (зверок, зверик) живет в своем доме, запасает еду и дрова, топит печку, смотрит на огонь, слушает дождь и ветер. Когда захотят, зверьки ходят друг к другу в гости, угощают друг друга грибами, яблоками и чаем с медом, если погода теплая – гуляют возле реки и до темноты сидят у кого-нибудь на крыльце, сумерничают.

В лесу медленно и чудесно сменяются времена года. Лес для тех, кто понимает, – всегда очарованный. Вот он весь в снегу, среди черных древесных стволов видны полуоблетевшие огненные осинки и золотые клены. Снег все падает и падает. Ежик с Медвежонком стоят на опушке, как два крошечных деревца, заметенных снегом. Вот Ежик весной на горке встречает рассвет, но, не дождавшись, сворачивается клубочком и засыпает. Рассвет приходит синий-синий, в белых клочьях тумана, дует на Ежика, и тот шевелит иголками.

Вот Заяц сидит посреди поляны, до краев залитой светом луны, и играет на свирели. Ему так хорошо, что он чувствует себя прозрачным, будто лунный луч. А вот Ежик с Медвежонком у обрыва греются на тусклом осеннем солнышке. Река уводит за поворот тяжелую темную воду. Трава на лугу поет свою последнюю осеннюю песню, а в сумрачной чаще, во мху, сидит, поджав коленки, маленький золотой гриб-лисичка.

Время в сказках Сергея Козлова течет неспешно, но безвозвратно. Можно заклинать его, обращаясь к любимому существу: «Правда, мы будем всегда? Правда, мы никогда не расстанемся? Правда, никогда не будет так, чтобы нам надо было расставаться?» Но все неповторимое и непоправимое, происходящее в реальной жизни, происходит в этих сказках с Ежиком, Медвежонком, Осликом и Зайцем. Сергей Козлов считает, что с детьми можно всерьез говорить о том же, о чем и с взрослыми – о любви и доверии, о радости жизни, о хрупкости красоты, о боли, страхе, утратах и смерти.

Кроме прозаических, Сергей Григорьевич писал и стихотворные произведения. Козлов много переводил: с манси Ювана Шесталова, с украинского – Владимира Панченко, с туркменского – Амана Аширова и др. Поэзия самого Козлова продолжает и дополняет сказочный мир. Даже некоторые герои сказок перебрались в стихотворения: «Ходит ежик без дорожек, у него – две пары ножек» («Гриб Архип»). Появляется в стихотворениях и туман. Видимо, и самому автору хочется увидеть старых знакомых по-новому, что-то добавить к их восприятию.
О Козлове – поэте еще мало написано. Но его стихи, будучи простыми, понятными детям, как и проза, вместе с тем глубоки по сути, многозначны и интересны.

Одна из характерных особенностей сказок С. Г. Козлова – преобладание лирического содержания при ослабленности сюжетного действия. В сказке «Осенняя рыбалка» Ежик и Медвежонок (любимые авторские персонажи) пошли на осеннюю рыбалку. А вместо рыбы они вылавливают из воды то луну, то звезды, то солнце. «Кругом было тихо, хорошо, и последние листья, как маленькие кораблики, медленно плыли по реке...» – такова концовка этой милой сказки. Простыми словами писатель говорит с детьми о сложных чувствах.

Как сам Сергей Григорьевич говорил: «Пишу для детей, потому что они – не захваченные повседневными заботами и суетой и, значит, самые вольные люди на земле».

Членом Союза писателей Сергей Григорьевич становится в 1972 году, а в 1976 поступает на Высшие курсы режиссеров и сценаристов при Госкино СССР, где был написан дипломный сценарий «Новая старая сказка», впоследствии снятый режиссером Н.Калашниковой на Мосфильме и получивший несколько престижных наград («Серебряный Витязь», 3 приза на международном фестивале «Сказка»). Но работа в «большом» кино не привлекла Сергея Григорьевича.

По сказкам этого талантливого человека было поставлено более 20 мультфильмов, самые известные из которых: «Как Львенок и Черепаха пели песню», «Ежик в тумане», «Трям! Здравствуйте!», «В порту» также получившие призы и награды. Наиболее ярким воплощением тем и идей писателя является киновариант сказки «Ежик в тумане», так полюбившейся детям. Сергей Григорьевич показывает, что нет на свете ничего печальнее одиночества и нет ничего прекраснее и важнее дружбы, тем самым, помогая укрепить истинность и абсолютность таких понятий, как «добро» и «красота». «Ежик в тумане» удостоен Государственной премии СССР за 1979 год, также завоевал 18 золотых приза на международных фестивалях; в 2003 году был объявлен «лучшим мультфильмом всех времен и народов» в Японии.

 

 

Памятник герою «Ежика в тумане» стоит в Киеве (вряд ли устроители догадывались, что Сергей Григорьевич прожил в этом городе 10 лет), в Питере – на главной трубе Южной ТЭЦ и в Пензе.

Ватикан закупал советские мультфильмы как «чистые образцы гуманистического творчества», среди них есть и те, что были сняты по сказкам Сергея Козлова.

В 80-х годах Сергей Козлов увлекся написанием пьес для детей и 15 из них поставлено более чем в 300 театрах России и за рубежом (Япония, Польша, Франция, Финляндия, Латвия). Фирма «Мелодия» выпустила 6 авторских грампластинок, а в 2006 году вышли аудиокниги со сказками.

Много книг стало издаваться с 1990 года и по сей день, перечисление которых заняло бы не одну страницу. Также книги были переведены на многие языки: в Польше, Чехии, Германии, Финляндии, Испании, Франции, Японии, Дании, Норвегии, Португалии, Корее, Швеции и т.д.

Популярный киноартист Сергей Маховиков написал музыку к нескольким «взрослым» стихам Сергея Григорьевича и с успехом исполняет их на концертах, в «горячих точках» и встречах со зрителями. Их работа была очень плодотворной в селе Любец Владимирской области, где Сергей Григорьевич построил дом.

В 2006 году Сергей Козлов был номинирован от России на Международную премию им. Г. Х. Андерсена, а в 2009 году получил премию К.Чуковского.

Свои умные и необыкновенно трогательные истории он сочинял до последних дней жизни. Писатель всегда считал, что с детьми можно всерьёз говорить о том же, о чём и со взрослыми: о любви, доверии, о радости жизни, о хрупкости красоты, о боли, страхе, утратах, даже о смерти, и поэтому его сказки никогда не устареют.

Сергей Григорьевич Козлов ушел из жизни 9 января 2010 года в Москве и похоронен на Троекуровском кладбище в Москве.

 

Награды и премии

 Государственная премия СССР (1979)

 Премия им. Корнея Чуковского (2009) – за развитие новаторских традиций Корнея Чуковского в современной отечественной детской литературе

С. Козлов – сценарист

 1968 – «Осенняя рыбалка»

 1971 – «Страшный, серый, лохматый»

 1974 – «Как Львенок и Черепаха пели песню»

 1975 – «В порту»

 1975 – «Ежик в тумане»

 1975 – «Как Ежик и Медвежонок встречали новый год»

 1978 – «Если падают звезды»

 1980 – «Трям! Здравствуйте!»

 1980 – «Золотая липа»

 1981 – «Поросенок в колючей шубке»

 1981 – «Зимняя сказка»

 1982 – «Осенние корабли»

 1982 – «Далеко-далеко на юге»

 1983 – «Удивительная бочка»

 1983 – «Росомаха и лисица»

 1985 – «Как Ежик и Медвежонок меняли небо»

Цитаты, оставляющие след

Добрые, наивные сказки Сергея Козлова. Там много милых диалогов, вечных и честных.

 


– А вот и ты! – сказал Медвежонок, однажды проснувшись и увидев на своем крыльце Ежика.

– Я.

– Где же ты был?

– Меня очень долго не было, – сказал Ежик.

– Когда пропадаешь, надо заранее предупреждать своих друзей.


– В полудреме, Медвежонок, можно вообразить все, что хочешь, и все, что вообразишь, будет как живое.


– А как же иначе? – ворчал Ежик, беседуя сам с собой на верхушке сосны.


– Если Медвежонок не протрет звезды, если я не протру звезды, то кто же протрет звезды?..»


Думать можно по-разному, а говорить одно и то же.


– Я же могу иметь свое мнение.

– Но оно у тебя – разное!

– А почему я не могу иметь разное свое мнение?


– Это не листья сыплются – это время шуршит, – сказал Черный Омут, – а мы – слушаем. 


Хорошо бы сшить шубу не из меха, а из ничего. Чтобы она была ничья: ни бобровая, ни соболья, ни беличья – просто шуба.


– Зайцы не состариваются, – сказал Заяц. – Зайцы умирают молодыми.

– Это почему же?

– Мы бежим, понимаешь? А движение – это жизнь.


Рассвета все нет.

«Где это он задерживается? – думает Ежик. – Он наверно, проспал!»


– Ежик! – сказал Медвежонок. – Что мы будем делать, если поймаем облако?

– Не поймаем,– сказал Ежик.– Облака на сухой горох не ловятся! Вот если бы ловили на одуванчик...

– А на одуванчик можно поймать облако?

– Конечно! – сказал Ежик. – На одуванчик облака только и ловятся !


Из тумана, как из форточки, выглянул Филин, ухнул: «Угу! У-гу-гу-гу-гу-гу!..» и растворился в тумане. «Псих», – подумал Ежик, поднял сухую палку и, ощупывая ею туман, двинулся вперед.


А интересно, – подумал Ежик, – если Лошадь ляжет спать, она захлебнется в тумане?


«Вот, – думал Ежик, взбираясь на огромный сугроб, – если б рос где-нибудь цветок «ВСЕМ-ВСЕМ ХОРОШО И ВСЕМ-ВСЕМ ВЕСЕЛО», я бы раскопал снег, достал его и поставил посреди Большой поляны. И зайцам, и Медвежонку, и Ослику – всем-всем, кто бы его увидел, сразу стало хорошо и весело!»


– Заладил, – подумал Медвежонок. – Ну как он не понимает, что это – лето, что оно – короткое, что оно вот-вот кончится и что каждый раз у меня в лапах сверкает радуга.Ох, тяжела ты, шапка Мономаха!


– Я только об этом и думаю! У меня даже голова стала чуть-чуть больше!


А Ежик, прикрыв глаза, пил чай, слушал тишину, птицу, вдруг тонко и чисто запевшую за рекой, и думал, что, если б не все они, зачем бы понадобилось тепло этому зимнему лесу?


Неужели все так быстро кончается? – подумал Ослик. – Неужели кончится лето, умрет Медвежонок и наступит зима? Почему это не может быть вечно: я, лето и Медвежонок? Лето умрет раньше всех, лето уже умирает. Лето во что-то верит. поэтому умирает так смело. Лету нисколько себя не жаль – оно что-то знает. Оно знает что оно будет снова! Оно умрет совсем ненадолго, а потом снова родится. И снова умрет… Оно привыкло. Хорошо, если бы я привык умирать и рождаться. Как это грустно и как весело!...


– Как зачем? – удивился лягушонок. – Не всем же спать на печи и жевать сено. Кто-то ведь должен звонить в колокольчик...


«Я совсем промок. Я скоро утону», – подумал Ёжик.

Вдруг кто-то дотронулся до его задней лапы.

«Извините… – беззвучно спросил Кто-то, – кто Вы и как сюда попали?»

«Я – Ёжик, – тоже беззвучно ответил Ежик, – я упал в реку».

«Тогда садитесь ко мне на спину, – беззвучно проговорил Кто-то, – я отвезу Вас на берег».

Ёжик сел на чью-то широкую скользкую спину и через минуту оказался на берегу.

«Спасибо!» – вслух сказал Ежик.

«Не за что!» – беззвучно сказал Кто-то, кого Ежик даже не видел, и пропал в волнах. 


Это был необыкновенный осенний день! Было столько синевы, столько огненных листьев, столько солнца, что к вечеру Медвежонок заплакал.

– Ты чего это? – спросил Ежик.

– Не знаю, – сказал Медвежонок. – Плакать хочется.

– Да ты посмотри…

– Я видел, – сказал Медвежонок. – Потому и плачу. 

– Чего ж здесь плакать? Радоваться надо, – сказал Ёжик.

– Я от радости плачу, – сказал Медвежонок.

– Разве от радости плачут?

– Еще бы! – И Медвежонок разрыдался.  


А снег все падал и падал. И лес был такой пушистый, такой лохматый и меховой, что Ежику захотелось вдруг сделать что-то совсем необыкновенное: ну, скажем, взобраться на небо и принести звезду.


– Тилимилитрямдию я выдумал! И... и... – Медвежонок не находил от возмущения слов.

– Ты с кем дружишь – со мной или с Зайцем?

– С тобой, – сказал Ежик. – И с Зайцем.

– А я дружу с тобой, понял?

– А со мной без Зайца дружить нельзя. Понял?


Не ссорьтесь быстро. Ссориться надо медленно. Чтоб ничего-ничего не пропустить. А то – поссоришься, и уже – все, и уже – в ссоре, и – ничего не вернуть!


Что говорить об этом, заяц? Бегай, дыши, прыгай, пока лапы прыгают, и ни о чем не думай.


Как все-таки хорошо, что мы друг у друга есть! 


 

Ссылки

 
 
  •  
     
  •  
     
  •  
     
  •  
     
  •  
     
  •  
  •  
     
  •  
     
  •  
     
  •  
     
  •