Борисов Май Федорович

Борисов Май Федорович – участник десантного отряда под командованием Николая Войцеховского, партизан бригады имени Кастуся Калиновского.

 

Борисов Май

– Наши наступают! – эта весть взбудоражила всю деревню. И стар и млад вышли посмотреть отряды на марше.

 Никогда до этого в Щучинском районе не видели таких крупных сил народных мстителей. Партизаны генерала Ф. Ф. Капусты с пушками, минометами и пулеметами, не таясь, боевым маршем шли через деревни и села. По пути громили немецкие гарнизоны, взрывали мосты. Позже этот рейд назовут легендарным. Не только по урону, нанесенному фашистам, но и по мощному агитационному воздействию на местных жителей.

В колонне шагал паренек лет 13-ти. Как бывалый боец, он держал винтовку. Май Борисов впервые участвовал в настоящем боевом походе. Он вместе с товарищами по отряду примкнул в Липичанской пуще к партизанскому соединению Ф.Ф. Капусты, совершавшему рейд передислокации из Минской области в Белостокскую. У деревни Зиняки гитлеровцы пытались окружить участников рейда. 13 ноября 1943 года партизаны решили принять бой. Восемь часов они мужественно отражали все атаки противника, уничтожив в бою до двухсот немецких солдат и офицеров.

Форсировав Неман, партизаны вернулись в Липичанку. Чистили оружие, приводили в порядок одежду. Май сидел у костра, смотрел на огонь. Вспоминал родной дом, беззаботное детство. Вынул из кармана фотографию, на которой была снята вся семья: отец, мать, Май и маленькая сестричка. Где они теперь? Живы ли? Мальчик еще раз перечитал письмо, присланное отцом в начале июня 1941 года из летних лагерей. Письмо и фотокарточка – вот все, что осталось у Мая от дома и семьи.

…Офицер Федор Борисович служил в пограничном отряде. Каждый вечер сын встречал его со службы, вешал на плечо полевую сумку, примерял пограничную фуражку:

– Папа, я вырасту и тоже стану пограничником. Буду стоять в дозоре. Ни один враг не пройдет через нашу границу!

– Да-да, сынок, не пройдет, – улыбался отец. Но потом хмурился: неспокойно было на западной границе.

В то воскресное утро Май с сестричкой проснулись от взрывов. Мать тревожно вслушивалась в канонаду на границе: как там отец?

Лишь на минутку забежал он домой. Тогда и услышал Май это горькое слово – «эвакуация». Отец успел посадить семью на последнюю машину, уходящую из Белостока, а сам ушел – задержать врага на границе. Таким, суровым и озабоченным, он на всю жизнь остался в памяти сына. Но недалеко отъехала от Белостока жена Борисова с детьми. Фашистские стервятники методично обстреливали беженцев, которые двигались по дороге. Май смутно помнит тот страшный день. Спасаясь, люди бежали от машины, падали, многие уже не поднимались. Упали мать и сестренка. Май закричал, но толпа понесла его дальше…

Мальчик оказался один на один с войной. Решил идти туда, где остался держать оборону отец. Сколько дней и ночей он шел, не помнит. Трудно было поверить, что пограничники, расстреляв последние патроны, навсегда остались на границе. Худого, оборванного мальчишку пригрел незнакомый крестьянин, взял его на свой хутор пастушком. Май целыми днями пропадал со стадом у Щары, забредал в окрестные луга. Места здесь были глухие. Летом 1943 подросток встретился в лесу с «Кузнецкими металлургами». Так назывался десантный отряд под командованием Николая Войцеховского. Май рассказал командиру о своем горе и попросил принять его в отряд. Не могли устоять партизаны перед просьбой мальчика, хоть и понимали: не мальчишечье это дело – война.

Фашисты направили в Липчанскую пущу регулярные войска, рассчитывая зажать отряд в районе слияния Немана со Щарой и уничтожить. Но партизанам после упорных боев удалось форсировать Щару и уйти. Эта блокада стала боевым крещением для юного бойца Мая Борисова.

Вскоре в Липичанку прибыл с востока генерал Капуста с новыми силами. На базе отряда Н.К. Войцеховского была создана бригада имени Кастуся Калиновского. Май быстро сдружился с начальником штаба бригады Сергеем Васильевичем Чудиновым. Тот обучал его стрельбе, маскировке, учил партизанским хитростям. Парнишка рвался в бой. С группой партизан участвовал он в засаде на Волковысском шоссе. Операция прошла удачно. Народные мстители подбили грузовик, уничтожили несколько вражеских солдат.

А после легендарного похода соединения генерала Капусты Май почувствовал себя настоящим партизаном. Ходил на задания, научился бить без промаха, стал любимцем бригады. Участвуя в общих боевых делах, Май мечтал о своей личной операции – подрыве вражеского эшелона. Командование дало разрешение, и мальчик стал тщательно готовиться к походу на «железку». Из неразорвавшейся немецкой бомбы выплавил тол, подготовил заряд. Затем тщательно разведал подходы к железнодорожному полотну, расположение постов, расписание поездов. Комбриг остался доволен его докладом о предстоящей операции.

Наконец настал этот день. Группа собралась на боевую операцию. Май не доверил свою самодельную мину никому из старших, сам уложил ее в вещевой мешок. Идти пришлось долго, соблюдая меры предосторожности, чтобы избежать встречи с полицейскими кордонами. В темноте замаячили телеграфные столбы. Можно было приступать к минированию…

В Гродненском историко-археологическом музее хранится пожелтевший от времени листок – номер «Белостокской правды» за 9 апреля 1944 года. В нем помещена заметка «Мщу за наши страдания»:

«Нам удалось незаметно для стражи ползком подобраться к железнодорожному полотну. Вдали показались огоньки паровоза. Это мчался поезд, везущий на фронт фашистов-разбойников и их вооружение. Ненависть с новой силой загорелась в наших сердцах. Ни за что не допустим их к фронту, не дадим им убивать наших отцов и братьев. Помогая партизанам, я и мой ровесник Женя заминировали путь. Только мы успели отбежать от насыпи, как раздался взрыв. С грохотом и лязгом полетели под откос 19 вагонов с авиамоторами и гитлеровцами. Мы были рады, что нам удалось хоть частично отплатить врагу за уничтожение наших семей, за страдания нашей Родины, за отнятое радостное детство.

15-летний партизан
бригады имени К.Калиновского
М. Борисов»

Почти на двое суток задержалось движение поездов на этом участке. Полевые фашистские аэродромы не получили новых моторов, войска остались без подкреплений. За участие в ликвидации немецкого эшелона с военной техникой и живой силой Май Борисов был награжден орденом Славы I степени.
Май не раз ходил на ответственные задания. Распространял листовки. Сам писал заметки в подпольную газету, призывал своих сверстников мстить врагу.
Ф.Ф. Капуста заметил, что маленькому Маю явно не по росту длинная винтовка. И как ни был занят генерал, он не забыл сообщить об этом в Белорусский штаб партизанского движения. Очередным самолетом с большой земли прислали карабины. Один из них генерал-майор лично вручил Маю.

Приближался час освобождения. Партизанская бригада имени Кастуся Калиновского продвигалась все дальше на запад, к самой границе. «Мальчишу» (так называли его партизаны) с товарищами выпала честь освобождать последние километры белорусской земли. Сын вышел на тот рубеж, где в 1941-м держал оборону его отец-пограничник.

После войны Май Борисов продолжал учебу, потом жил в Москве, работал в одном из научно-исследовательских институтов.
 

Награды

 орден Славы I степени

 
 
 
 
  •  
     
  •  
     
  •  
     
  •  
     
  •  
     
  •  
  •  
     
  • pcpi

     
     
  •  
     
  •  
     
  •