Бровка Пётр Устинович

 

 

Родина Петруся Бровки – чудесная Ушаччина – сторона озер, лесов и родников. Подальше раскинулись холмы и курганы. Оживляет пейзаж и речка Ушачка, которая течет-вьется серебряной лентой на север, к реке Ушачи, что несет свои воды в величественную и суровую Двину. Теперь у истоков Ушачки начинается Березинский государственный заповедник. Километров за пять от урочища Пчельник, по течению Ушачки, находится деревня Путилковичи, где 25 июня 1905 года родился Петр Устинович Бровка.

В самом начале 90-х годов в Путилковичах насчитывалось только десять дворов, на которые выходило шесть валок земли (волока – примерно двадцать два гектара). Вспоминая свою родословную, Бровка шутил, что его род самый древний на Ушаччине, ведь предков по отцу называли Адам и Ева. В семье Адама Бровки было три сына: Устин, Климентий (Клёмка) и Игнат. Устин Адамович Бровка, отец поэта, был немного грамотный, грамоте научился в городе Ковна, где служил в артиллерии. Был он среднего роста, чернявый, любил петь песни, в особенности народные и солдатские. Как сам отец, так и его братья имели музыкальные способности. Устин хорошо играл на скрипке, Клёмка – на цимбалах, Игнат– на бубне. Парней часто приглашали играть на свадьбах, крестинах и вечеринках не только в Путилковичах, но и в окружающих деревнях.

Уважаемыми людьми в деревне были Степан Сыс и его жена Тэкля. Со Степаном, например, крестьяне советовались по хозяйственным делам. Тэкля хорошо пела, была сказочницей. Навсегда запомнилась она внукам своими повествованиями про вурдалаков, чудеса знахарей и ведьм.

В особенности интересным человеком в Путилковичах был родной брат Степана – Никифор Сыс, участник русско-турецкой войны 1877–1878 годов, герой Плевны, награжденный медалью за отвагу. Немало рассказывал Никифор своим внукам и односельчанам про жизнь, порядки и быт в Болгарии и Турции, пробуждая у всех интерес к белому миру.

В 1902 году семья Бровки породнилась с семьей Сыса: Алена, дочка Степана Сыса, вышла замуж за Устина Бровку. Устин и Алена жили бедно. Семья у них была большая – шесть мальчиков (Андрей, Петрусь, Степан, Александр, Константин, Левон) и четыре девочки (Мария, Любовь, Евгения и Валентина). Чтобы прокормить такую семью, родителям П. Бровки приходилось подрабатывать на стороне, ведь земли имели меньше трех гектаров. Отец поэта нанимался резать доски, пахал землю у арендатора Калмана Белейсона, занимался столяркой и служил ямщиком, после увольнения ходил по деревням и делал рамы, шкафы и сундуки. Потому и знали Устина Адамовича во всем округе.

Некоторое время Устин Адамович жил в Лепеле, где работал фурманом, служил сторожемв Лепельской гимназии. В период коллективизации он одним из первых вступилв колхоз. Умер в 1932 году.

Мать П. Бровки – Елена Степановна – хозяйничала, растила детей, была портнихой. Приходилось шить не только для своей семьи, но и другим. Летом ходила на заработки на барское поле и сенокос. Была она трудолюбивая и отзывчивая.

Настоящего детства у П .Бровки как и у многих ребят его среды, не было. Сызмальства узнал он, что такое нищета, недостаток и голод, рано почувствовал несправедливость тогдашней жизни.  Жили родители Петра недалеко от мельницы. Дом был маленький и старый. Ребята росли в недостатке, мать перешивала меньшим одежду больших. Обувь также не покупали: летом ходили босые, осенью и зимою – в лыковых или ивовых лаптях. Вот что писал поэт про свое детство:

Я помню вясковы свой кут небагаты,

Старую, пахілую, курную хату.

I жорны, і ступу, і ў лазні карыта,

I печку з камення з дзён палеаліта,

I лапаць лазовы, і подплет пяньковы,

I розныя зёлкі, шаптанні, замовы.

Кажушак, дзе дзірка ўзлязала на дзірку,

Дзе гузік быць мусіў – драўляную бірку.

Апухлыя твары ,як бульба не ўродзіць...

                                                  «Сто год»

По воспоминаниям Николая Онуфриевича Бровки, родственника поэта, тот очень рано пошел на свой хлеб. «С семи лет отец отдал Петруся пасти коров и коней к Герасиму Сысу. Был парень пастушком. Однако больше всего любил он водить коней на ночлег. Сидит, бывало, около поленницы и слушает разговоры взрослых про житье-бытье, седую старину, сказки, былины и народные песни».

«Никогда не позабыть мне тех дней, – подчеркивал потом П. Бровка, – когда ходил я за стадом коров с пастушьей трубой-зябликом, бесконечных разговоров у ночных костров, песен девчат на Ивана Купалу и протяжных, скорбящих мелодий крестьянских музыкантов-дударей».

С младенчества Пётр рос трудолюбивым и усердным, воспитывался в атмосфере уважения к работе. Излюбленными местами Петра, где он играл с деревенскими подростками в свободное время, были более близкие окрестности – так называемые Грязи, Концы шнуров (где кончалось крестьянское поле и начинался барский лес), Пчельник, мельница, Новинки, источник, луг Абалонь, лес, речка Ушачка и столбовая дорога. Тут мальчуган учился понимать язык природы, ощущать прекрасное, отличать краски и оттенки. С детских годов природа оказывала влияние на Петра, и он сильно полюбил свою озерно-лесную сторону.

«Яркие и незабываемые впечатления детства, – писал поэт в автобиографии. – Очень красивые обители кругом родной деревни. Необъятный, на десятки километров дремлющий сосновый бор, узенькая, говорливая речушка Ушачка, которая петляет по лугам и огородам, небольшое озеро, около плотины которого таинственно гудела водяная мельница. Все это перед глазами на всю жизнь... К этому времени помнятся бесконечные тропинки и дорожки на лугах и полях кругом родной деревни, задумчивый говор соснового леса, боровые острова средь бездны исконных болот. Бесчисленность птичьих голосов, напевы ветра, шум косматых елок, даже шепот луговых трав навечно наполнили сердце».

Услышал Пётр и первые в своей жизни стихи, которые его сильно поразили. П .Бровка вспоминает: «Мне не было тогда и семи лет, ведь хорошо помню, что еще не ходил в школу. Но я присматривался уже к учителю, молодому парню, который жил «на квартире» у одного крестьянина, нашего соседа. Тем более, что у этого крестьянина был мальчуган, с которым я играл. Однажды, собравшись проведать своего дружка, я застал его в той половине дома, где жил учитель. С учителем сидели за столом хозяин дома и его старый седобородый отец, а сбоку – хозяйка. Рядом прильнул мой дружок. Учитель читал, а все внимательно слушали. Пристроился около пряслица и я, стремясь понять, что учитель читает. Меня удивляло, что читал он немного не так, как у нас говорят, но в то же время все понятно... Долго в тот вечер читал учитель из небольшой книжечки, на переплете которой был нарисован хороший дядя с ласковыми глазами и длинными усами. И нам, малышам, когда закончил читать, учитель сказал, показывая на портрет:

– Научитесь читать – читайте Тараса Шевченко, ребята, – будете знать, какая жизнь.

Так с малых лет я имел счастье познакомиться с некоторыми произведениями большого украинского писателя, многие из которых на всю жизнь впали в душу».

После пастьбы Пётр ходил в Путилковичскую начальную школу, где впервые получил представление о стихах, и ему самому захотелось написать про близких и знакомых односельчан. Первым произведением Пети-ученика было стихотворение про местного лентяя. С того времени на него в деревне начали смотреть как на составителя стихотворений.

Учился Пётр в школе успешно, старательно, учитель хвалил парня, ставил в пример другим ученикам. В это время мальчик начал знакомиться с белорусской литературой. Поэт рассказывал: «Когда было мне девять-десять лет, помню, попала ко мне книга повествований Якуба Коласа «Толстое полено», которую я прочитал, сидя вечерами на печи. С того времени пробудился во мне интерес к белорусскому слову. Этому содействовало и то, что один из наших односельчан – Григорий Матюш, который где-то учительствовал, частенько привозил в Путилковичи белорусскую газету «Наша ніва», и она странствовала из дома в дом. Доводилось читать ее и мне, в особенности я интересовался стихами».

Припоминая, какое впечатление произвели на него Я. Купала и Я. Колас, П. Бровка писал: «Еще до революции мне посчастливилось познакомиться с произведениями Янки Купалы и Якуба Коласа. И все благодаря нашему молодому учителю. Он выписывал и приобретал все, что тогда выходило из белоруской литературы, а было его немного: «Наше нива», «Саха» и отдельные книжки. Однажды учитель дал мне почитать стихи Купалы и Коласа в очень скромном, простом издании. Но как всколыхнули те строки мою душу! Писали Купала и Колас так, будто в нашей деревне жили. Я даже думал, что они когда-нибудь к нам приезжали, только я не видел их, так правдиво про всю нашу жизнь было написано».

Накануне Первой мировой войны отец отвез Петра в Лепель, в церковноприходскую школу, где уже учился старший брат Андрей. После окончания этой школы Пётр пошел в Лепельское высшее начальное училище (1915–1917). Это было четырехклассное училище, и поступали туда после окончания начальной школы. Здесь Бровка углубил свои знания и по литературе, шире познакомился с произведениями русских писателей, благодаря умелому и интересному преподаванию русского языка и литературы Павлом Ивановичем Комаровским, который, как утверждал поэт «привил настоящую любовь к литературе и навсегда остался у меня в памяти».

Новая страница биографии П. Бровки начинается после Великой Октябрьской социалистической революции, когда ему было 12 лет. Незабываемые события Октября, который коренным образом изменил судьбу всех рабочих и трудящихся, в том числе и судьбу поэта, нашли художественное отображение в стихотворениях «Аганёк» и «Дэкрэт Леніна» (1957), «Светлы час», «Камсамольскія сэрцы» (1958), «Сто год», «Чатыры шляхі». Отмечая октябрьский рубеж в биографии, П.Бровка пишет:

Кут мой родны, забыты калісьці на свеце,

Прыгадаць не магу, каб не білася сэрца,

Каб не ўспомніць аб добрым і слаўным народзе,

Дзе жыццё я пачаў у сямнаццатым годзе.

Што з таго, што лічылася мне ўжо дванаццаць,

Пражытое – жыццём праў не мела назвацца.

Ды прыйшоў ён, прыйшоў позні месяц асенні,

I пачулі імя дарагое мы – Ленін,

Наш Кастрычнік прыйшоў – азарыліся далі,

Пад сцягамі яго да жыцця мы ўставалі.

                                                          «Светлы час»

В начала 1918 года П. Бровка вернулся из Лепеля в Путилковичи, как говорили в деревне, большим грамотеем, ведь грамотных людей во всей округе можно было пересчитать по пальцам. Потому не удивительно, что для него скоро нашлась работа. Комиссар Великодолецкой волости забрал парня в волостной военный комиссариат. П. Бровка разносил бумаги, переписывал и размножал приказы комиссара (пишущих машинок не было), доводил к сведению населения важнейшие постановления, указы. Юноша активно участвовал во всей работе комиссариата, и его уважали сотрудники. Парню выдали военную шинель, научили пользоваться винтовкой, ведь время было тревожное: банды и «вражеские элементы» бродили по окружающим лесам и деревням, терроризировали активистов. Приходилось ему вместе с взрослыми принимать участие в ночных засадах ЧОНа (часть особого назначения).

После ликвидации военного комиссариата (1920) П. Бровка перешел на работу в Великодолецкий исполком делопроизводителем, затем работал счетоводом в совхозах Большие и Малые Дольки (1920–1922). Выделялся своими организаторскими способностями, пользовался авторитетом и уважением молодежи и населения. Шутник, запевала и танцор, он умел объединять молодежь, собрать собрание, настроить вечеринку. Юноша отдался общественной и политической работе: организовал художественную самодеятельность, ставил в соседних деревнях пьесы, инсценировки, выступал с докладами. Особенным успехом среди крестьян пользовались такие произведения, как «Збянтэжаны Саўка» Л. Радевича, «Мікітаў лапаць» М. Кудельки, «Модны шляхцюк» К. Плошки, «Пинская шляхта» В. Дунина-Мартинкевича. Активно велась и антирелигиозная пропаганда. Вспоминая свое юношество, П. Бровка писал:

Змагаліся дружна з папом, самагонам,

Сядзелі ў засадах атрадамі ЧОНа.

Ігралі ў спектаклях удала, няўдала

Ды браліся смела за ўсё, што трапляла.

                                               «Сто год»

С 1922 года П.Бровка выступал как сельский корреспондент, посылал сообщения в газету «Бедняк» – орган Борисовского уездного комитета партии. Продолжал писать украдкой стихотворения, вел дневник. Все глубже и глубже знакомился юноша с жизнью деревни, крестьян. Пешком он обошел всю волость, навестил почти каждый дом, когда работал помощником страхового агента. Про первые шаги самостоятельной жизни и работы есть такие строчки в автобиографии поэта:

«1918 год. Великодолецкий волостной военный комиссариат. Небольшая моя должность – переписчик. Но в тринадцать лет я с особенным восхищением переписываю приказы, в которых столько нового, интересного. В свободное время читаю «Правду», «Бедноту», минскую «Звезду». Газет в волость приходило много. Попадали и отдельные книги и брошюрки. Так незаметно одновременно со школой жизни, прохожу и школу грамоты... Мне... никогда не позабыть первых комбедов, когда делили землю и раздавали помещичье имущество бедноте, первых боевых красногвардейцев, шумные крестьянские собрания, заградительные засады против разных мелких банд, которые бродили у нас по лесам. Много было дел тогда у работников Советской власти на деревне.… В 1923 году вместе с группой сельских парней организовали комсомольскую ячейку. С большим восторгом работал ее секретарем. В то же время я начал присылать заметки в республиканские газеты. Стал селькором. От заметок перешел к небольшим статьям. Потом увлёкся стихами Пушкина, Некрасова, Шевченко. Познакомился с творчеством Янки Купалы и Якуба Коласа».

В 1924 году девятнадцатилетнего П.Бровку выбрали председателем Маладолецкого сельсовета. Положение было сложное, приходилась вести политическую работу на деревне и борьбу с саботажем, отбирать кулаческую землю и наделятьею бедняков. Работа на должности председателя сельсовета дала богатый материал для творчества. Долго работать на этой должности писателю не довелось. Как способного и активного комсомольца его перевели в 1925 году на работу в Полоцкий Окружком ЛКСМБ. Полоцк, центр культурной и литературной жизни, был заветной мечтой юноши. Там он надеялся получить среднее образование и напечатать свои стихи, которые читал друзьям на комсомольских собраниях, вечерах самодеятельности, у ночлежных костров.

Здесь Пётр Устинович комсомольскую работу сочетал с учебой: навещал общеобразовательные курсы и сдал экстерном экзамены в Полоцкий педтехникум. Активно сотрудничал в газете. Первые выступления П.Бровки в печати как поэта связаны с газетой «Чырвоная Полаччына», возле которой группировались молодые литературные силы округи. 18 августа 1926 года на её страницах было напечатано первое стихотворение «Ой, не шапчы, мая бярозка...» Этот день стал днем рождения Бровки-поэта, который некоторые свои произведения подписывал псевдонимом – «Юрка Баравы».

В том же году один за другим появились такие стихотворения молодого поэта, как «Не, сягоння мы не заплачам», «Не буду я стаяць на раздарожжы», «Ой, ды над узгоркамі», «У ночанькі ліпнёвыя», «Сёння ж за ўзгоркамі», «Майскім раннем я вас пакідаў», «Стары друг мой! – стальная каса». Это всё итог напряженной работы поэта над собой, его богатых наблюдений и жизненного опыта. Непосредственность и искренность характерны первым стихотворениям П. Бровки, которые поэтизируют любовь и свободный край:

3 1927 года П. Бровка занял должность ответственного секретаря газеты «Чырвоная Полаччына», одновременно управлял и Полоцким филиалом «Маладняка». Как и раньше П. Бровка сочетал свою основную работу с общественной. Он был частым гостем у студентов Полоцкого педагогического техникума, участвовал в студенческих вечерах самодеятельности, часто выступал с докладами и собственными стихами. По его инициативе налаживалась политическая работа на заводах, железнодорожной станции, в учебных учреждениях Полоцка.

С 1928 года П. Бровка учился на литературно-лингвистическом отделении Белорусского государственного университета, который окончил в 1931 году. Университетские годы поэта примечательны связями с литературной средой, увлечением поэзией Маяковского и Багрицкого, творческими поисками своего литературного почерка. Эти поиски, как и учеба, были плодотворными. Поэт выдает книгу стихотворений «Гады, як шторм» (1930), поэмы «Прамова фактамі» (1930), «Цэхавыя будні» (1931) и повесть "Каландры" (1931). Начав со стихов в традиционных формах белоруской поэзии с ее уклоном к песенному фольклору, пройдя сложный путь творческой учебы у Маяковского, Пётр Устинович органически соединил в своём творчестве оба широких течения. В итоге этого синтеза и получился тот своеобразный сплав, которым является поэзия Петруся Бровки, расцвет которой начался со второй половины тридцатых годов, когда поэт много и плодотворно работал, беспрерывно усовершенствуя свое поэтическое мастерство. Это можно проследить по таким произведениям, как «Праз горы і стэп» (1932), «1914» (1933), «Кацярына» (1937).

За достижения в развитии художественной литературы П. Бровка в 1939 году награжден орденом «Знак почёта». С 1940 года Петр Устинович – главный редактор журнала «Полымя».

С первых дней войны П. Бровка надел шинель и положил в карман блокнот, чтобы вести летопись грозных дней Родины, сражаться с врагом штыком и пером. Свой талант, как и раньше, поэт отдавал народу, делу победы. Некоторое время Бровка работал инструктором-литератором в редакции фронтовой газеты «За Советскую Беларусь», а с 1942 года – в партизанской печати. Поэт создал стихотворения, баллады, поэмы, в которых раскрываются высокие моральные качества советских людей, их массовый героизм на фронте и в тыле, непобедимость и вера в окончательный разгром врага.

С публицистическим пафосом разоблачал П. Бровка преступления фашистов, развенчивая их моральный облик и гитлеровский «новый порядок». Как и многие другие писатели, Пётр Устинович с энтузиазмом работал над произведениями о мужестве и героизме белорусского народа. Стихотворения, повествования, пьесы, очерки создавались советскими писателями на переднем крае, в партизанских зонах и отрядах, в редакциях армейских газет. В годы войны поэт прославлял героев-партизан («Партызан Бумажкоў», 1941; «Паэма пра Смалячкова», 1942; «Кастусь Каліноўскі» и «Надзя-Надзейка», 1943), создал монументальный памятник героической матери-родине («Беларусь», 1943), приветствовал первые ростки восстановительной работы в стране («Ясны кут», 1944). Лучшие произведения писателя военного времени объединены в сборники «Насустрач сонцу» и «К родным берагам» (1943), «У роднай хаце» и «Вершы і паэмы» (1946). За заслуги перед Родиной в годы Великой Отечественной войны П.Бровка награжден орденом Красной Звезды, медалями «Партизану Отечественной войны» I степени, «За победу над Германией», «За доблестный труд».

После освобождения Беларуси от фашистских захватчиков белорусский народ приступил к воссозданию разрушенного хозяйства, городов и деревень, общественных,учебных и культурных учреждений. Расцвет экономики, техники и культуры Беларуси в послевоенный период ознаменовался и расцветом белорусской литературы и искусства. Выдающуюся роль в процессе развития белорусской послевоенной литературы сыграл и П. Бровка, который издал сборники стихов «У роднай хаце» (1947), «Сонечнымі днямі» (1950), «Цвёрдымі крокамі» (1957), «Пахне чабор...» (1959), «А дні ідуць» (1961), «Высокія хвалі» (1962), и роман «Калі зліваюцца рэкі». За достижения в поэзии П.У. Бровке в 1947 и 1951 годах присуждены Государственные премии II и III степени, а за книгу стихотворений «А дні ідуць» в 1962 году – Ленинская премия.

Поэт активно участвовал в общественной и политической жизни страны. С 1945 по 1948 год он – главный редактор журнала «Полымя», а с 1948 года – председатель управления Союза писателей БССР. В составе белорусской делегации П. Бровка принимал участие в работе XIV сессии Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке. В 1967–1980 гг. – главный редактор Белорусской советской энциклопедии (ныне – «Белорусская Энциклопедия имени П. Бровки»).

Поэт систематически выступал в периодической печати с публицистическими и литературно-критическими статьями. Он являлся членом ЦК Коммунистической партии Беларуси, депутатом Верховного Совета СССР, членом-корреспондентом Академии наук БССР, секретарем управления Союза писателей СССР. В послевоенные годы правительство дважды награждало П. Бровку орденом Ленина: в связи с 30-летием Белорусской ССР (1949) и декадой белорусской литературы и искусства в Москве (1955). Произведения поэта известны далеко за пределами нашей республики, многие из них переведены на языки народов мира (русский, украинский, узбекский, литовский, латышский, эстонский, туркменский, румынский, польский, чешский).

Писатель умер 24 марта 1980 года в Минске. Похоронен на Восточном кладбище. Петрусь Бровка прошел славный путь от деревенского пастушка до народного поэта Беларуси, лауреата Ленинской премии, отличного партийного и общественного деятеля, поднявшись к вершинам мировой культуры.

 

ССЫЛКИ

 Бровка Пётр Устинович на Википедии

 Народные поэты Беларуси. Пётр Бровка

 Петрусь Бровка

 Большая советская энциклопедия. П. Бровка

 Сайт белорусского поэта

 Литературный музей Петруся Бровки

 Последние издания книг Петруся Бровки

 Государственный литературный музей Петруся Бровки

 Бровка: стихи, лирика, поэзия

 Беларуская палічка

  •  
     
  •  
     
  •  
     
  •  
     
  •  
     
  •  
  •  
     
  •  
     
  •  
     
  •  
     
  •