Дубовка Владимир Николаевич

 

 

 

Родился Владимир Николаевич в деревне Огородники Виленской губернии (ныне Поставский район Витебской области). С малых лет у будущего писателя остались в памяти живописные виды озера Должа, где он пас коров, вслушиваясь в говор озерных волн, музыку птичьих песен и неумолкаемый шум бора. Эти голоса белоруской природы всю жизнь волшебными мелодиями звучали в душе Владимира Дубовки, пробуждая поэтическое вдохновение.

А колькі б дзе ні вандраваў,
хоць добра ўсюды і прыгожа, –
мяне цягнула да Пастаў,
хацелася пабыць ля Доўжа, –

писал поэт, навестив родные обители в 1958 году.

Из этого озерного края происходила и мать писателя. Отец также был обычным крестьянином. Однако с течением времени он, боясь безземелья, или, как говорил поэт, «от не очень сладкой жизни при мачехе... подался в рабочие». Это была сезонная работа, и потому жизнь их семьи, которая долго не порывала с деревенским бытом, с сельским хозяйством, мало чем отличалась от жизни окружающих крестьян. Поэт в детстве и юношестве, как и любой крестьянский мальчишка, в полной мере изведал и нелегкую деревенскую работу, и сельскую поэзию, которая на всю жизнь заполонила чуткое юношеское сердце своей скромной, но зато подлинной красотой.

Первая школа, в которой Дубовка проучился пять лет, усваивая русскую грамоту, была в Маньковичах. Образование тут «полностью основывалось на побоях. Наш учитель, Константин Иванович Пашкевич, человек, в общем, совсем неплохой, – вспоминал поэт, – другого метода не знал, как дубовая линейка и «угол»... Жестокая дисциплина не давал милости никому».

Правда, при школе был сад, где ученики трудились осенью и весною под руководством учителя, ходили в лес на экскурсии. Но нечего было читать, не считая разных брошюрок религиозно-морализаторского содержания, ведь школа не имела библиотеки.

Закончив Маньковичскую школу, Владимир Дубовка на протяжении 1912-14 годов учился в двухклассном Мядельском училище. С ним у поэта связаны более приятные впечатления. Учителем писателя и заведующим училищем в Мяделе был талантливый педагог Иван Васильевич Лукашевич. «Без оскорблений, спокойно, вежливо, доброжелательно он не только учил нас, но и воспитывал, – вспоминал писатель.

Хорошие педагоги были и в Ново-Вилейской учительской семинарии, куда юноша поступил в октябре 1914 года, когда уже гремела Первая мировая война. И поэту пришлось завершить свое учительское образование вдалеке от родных мест. В связи с войной эвакуировались и родители поэта. В 1915 году они переехали в Москву, где нашли постоянный приют. Здесь отец поэта стал рабочим-инструментальщиком на 1-м участке службы путей Белорусской железной дороги, где и работал почти до конца своих дней. На той же железной дороге некоторое время работал и Владимир Николаевич после окончания семинарии (1918). Затем он поступил в Московский университет, но там долго задержался: два месяца он был студентом историко-филологического факультета, затем оставил его и отправился учительствовать в Новосильский уезд бывшей Тульской губернии, ведь нужно было помогать семье.

Учительская работа в те годы была нелёгкой и даже опасной. «Школа переходила на новые программы, ломались вековые традиции, методы, уставы. Выносились иконы, прекращалось преподавание закона Божьего. Эти перемены не проходили спокойно. Многим учителям того же Новосильского уезда, которые работали в школах по двадцать лет и более, выбивали зубы, ломали рёбра, изувечивали их невесть как». Но Дубовка был хорошим учителем, мог быстро находить общий язык с людьми, и его это не коснулось.

В 1920-21 годах поэт служил в Красной Армии, а после демобилизации работал в Народном комиссариате просвещения РСФСР и учился в Высшем литературно-художественном институте им. В. Брюсова. Приходилось также быть научным секретарем «кабинета поэтики», председателем которого был Брюсов, работать в постоянном представительстве БССР при правительстве СССР, быть лектором в Коммунистическом университете народов Запада, редактором белорусского текста свода законов Союза ССР. В университете народов Запада В. Дубовка преподавал белорусскую литературу, а в Народном комиссариате просвещения РСФСР являлся методистом и центральным инспектором белорусских школ. Народный комиссариат просвещения в тот период возглавлял А.В. Луначарский. «Сердечно он относился к белорусам, – вспоминал поэт, – ко всем вопросам, связанным с развитием белоруской культуры, которая тогда только становилась на ноги». В Москве тогда было много учащихся из Беларуси, так как высших школ на месте не хватало. Белорусская молодежь часто устраивала вечера, на которых выступали самодеятельные хоры, декламировались стихотворения, показывались народные танцы. Существовал также филиал (отделение) «Молодняка», который возглавлял Дубовка. В ее состав в 1924 году входило 15 человек – столько же, сколько в то время было и в Минском филиале. Московские молодняковцы помогали выдавать альманах «Змаганне», участвовали в работе белорусской театральной студии, которая ставила даже оперы, выступали в концертных программах Всероссийского союза поэтов, университета народов Запада и так далее.

В марте 1927 года в газете «Гудок» начала издаваться на белорусском языке страница «На Беларусі». Она довольно подробно освещала экономическую, общественную и литературную жизнь республики. Эту страницу «Гудка», которая бесплатно высылалась всем белорусским подписчикам газеты, редактировал Дубовка. Был он также одним из основателей Ассоциации по изучению белоруской художественной литературы (организовалась в конце 1926 года при Центральном белорусском клубе в Москве), читал лекции для будущих актеров белорусского кино и театра, которые проходили подготовку при МХАТ, являлся, членом-сотрудником Института белорусской культуры (Инбелкульта). Дубовка под руководством профессора И.И. Замотина расшифровывал тяжелые для прочтения рукописи стихотворений и черновых набросков Максима Богдановича для первого сборника его произведений. К тому времени Дубовка стал уже широко известным писателем, автором нескольких поэтических книжек.

Начало литературной работы Владимира Дубовки относится к 1921 году. В этом году его стихи попали в редакцию газеты «Савецкая Беларусь». Там к начинающему автору отнеслись сдержанно. Однако вскоре газета все же опубликовала его стихотворение «Сонца Беларусі».

Як зорачкі ўночы,
Што на небе нам гараць,
Бліскаюць у вочы,
Думку й сэрца весяляць, –
Так на Беларусі роднай
Заблішчэлі асветы гурткі:
У мястэчку, вёсцы кожнай
Прачнуліся ўсе куткі!
Пасля зорак дзень прыходзіць,
3-за пушчы сонейка ўсходзіць,
Блішчэннем заліваюдь усё кругом...
Гэтак Беларусь светам знания мы заллём!

В 1922 году в альманахе московских студентов-белорусов «Маладая Беларусь» появились переводы Дубовки стихотворений Байрона из цикла «Еврейские мелодии». Через год его стихи печатают журналы «Маладняк» (Ой, ды не звані, крыніца...»), «Полымя» («Журавінамі плача восень»), а в Вильне выходит и первый сборник «Строма».

Несмотря на то, что Дубовка постоянно жил и работал в Москве, он своим творчеством, своим национальным притяжением находился в самой гуще литературной жизни Белоруссии и часто приезжал в Минск. Как член литературного объединения «Маладняк» участвовал в его работе, а на первом этапе его существования даже выступал на страницах одноимённого журнала. Это было очень деятельное объединение, много сделавшее для распространения белорусского языка и пропаганды белорусской культуры и литературы. Однако разное видение развития литературы, её внутренних задач привело в 1926 году к расколу «Маладняка» и выходу из него группы писателей старшего поколения. Среди них был и Владимир Дубовка. Они создали новое Белорусское литературно-художественное объединение «Узвышша», целью которого было привлечение талантливых писателей к борьбе за эстетическую культуру, качество художественного творчества с учётом преемственности художественного наследия и национального исторического прошлого. Членов «Узвышша прямо называли «классовыми врагами». И не удивительно, что в 1930 году они попали в первую волну репрессий против национальной интеллигенции в Белоруссии. И первый – Владимир Дубовка, чьи поэмы, стихи, статьи регулярно печатались на страницах журнала. До своего ареста он успел издать пять поэтических сборников (не считая виленского): «Тростник» и «Там, где кипарисы» (1925), «Credo» (1926), «Наля» (1927), «Бронислава» (1929) – поэзии умной, философски углублённой, ярко художественной.

Дубовку арестовали 20 июля 1930 года прямо в Кремле, где он работал редактором белорусских текстов «Свода законов и указов рабоче-крестьянского правительства Союза СССР». О дальнейших двадцати семи годах жизни поэта в официальной биографии говорится скупо и расплывчато: с 1931 по 1957 год трудился на разных работах в Кировской области, в Чувашии, на Дальнем Востоке, в Грузии, Красноярском крае.

После реабилитации Владимир Дубовка вернулся в Москву и с 1957 года жил в столице. Впереди было ещё почти двадцать лет творчества. Его стихи, рассказы снова появлялись в белорусской периодике, издавались книги. За сборник «Полесская рапсодия» в 1962 году Дубовке присудили Литературную премию им. Янки Купалы.

Владея английским языком, Дубовка знакомил белорусского читателя с английской классикой: переводил на белорусский язык поэмы Дж. Байрона «Шильонский узник» (начал эту работу ещё в 1931 году, находясь в тюрьме), «Бронзовый век» и мистерию «Каин». Но особенно прославился Дубовка своим переводом на белорусский язык сонетов В. Шекспира, вышедших отдельной книгой в 1964 году в Минске.

Умер Владимир Дубовка 20 марта 1976 года. Прах его покоится в колумбарии одного из забытых московских кладбищ. В Поставах в честь В.Н. Дубовки названа детская библиотека на площади Ленина. https://sexpromo.ch

 

ССЫЛКИ

 Дубовка Владимир Николаевич на Википедии

 Дубовка Владимир Николаевич. Биография

 Из белорусской поэзии. Владимир Дубовка

 Нацыянальны паэтычны партал

 Беларуская палічка

 Бібліятэка беларускай літаратуры

 Лірыка Уладзіміра Дубоўкі

 Рукапісы не гараць. Ул. Дубоўка

 Водгукі на вершы беларускіх паэтаў

  •  
     
  •  
     
  •  
     
  •  
     
  •  
     
  •  
  •  
     
  • pcpi

     
     
  •  
     
  •  
     
  •