Александр Грин

 

 

АЛЕКСАНДР ГРИН


астоящее имя – Александр Степанович Гриневский)


(1880–1932)

 

«Потому ли, что первая прочитанная мной, еще пятилетним мальчиком, книга была «Путешествие Гулливера в страну лилипутов»..., или стремление в далекие страны было врожденным, но только я начал мечтать о жизни приключений с восьми лет». Если прибавить к этому, что первое слово, которое Саша Гриневский сложил из букв, сидя на коленях у отца, было слово «море», то все остальное само собой понятно…

Русский писатель, представитель направления романтического реализма Александр Степанович Грин (настоящая фамилия – Гриневский) родился 23 августа 1880 года в уездном городе Вятской губернии, в семье «вечного поселенца», конторщика пивоваренного завода. Вскоре родители переехали в Вятку, где и прошли детство и юность писателя. Мать Саши Анна Степановна была местной уроженкой; она умерла, когда ему шел пятнадцатый год. Оставшись с пятью детьми на руках (младшему не исполнилось и года), отец вскоре женился на вдове, у которой был сын от первого брака. Жили довольно бедно: жалованья делопроизводителя большой семье, конечно, не хватало.

Как все мальчики в те годы, он запоем читал романы Ф. Купера, Ж. Верна, Р. Стивенсона, Г. Эмара; любил бродить с ружьем по лесам, окружавшим город, воображая себя диким охотником. И конечно, пытался бежать в Америку. Ему нечего было терять: за дерзкие стихи и многие шалости ученик Гриневский был исключен из реального училища. Дома тоже было невесело: бедность, вечные упреки и побои отца...

В 1889 году Саша поступил в приготовительный класс реального училища, но спустя год отцу пришлось на некоторое время забрать его оттуда из-за плохого поведения. Позже мальчика опять приняли на учебу, однако он по-прежнему не отличался прилежностью, да и вел себя дерзко: его звали «колдуном»: он пытался открыть философский камень, производил алхимические опыты и даже занимался хиромантией. В конце концов, осенью 1892 года его выгнали за сатирические стихи об учителях. Благодаря хлопотам отца Саша оказался в Вятском городском четырехклассном училище, где тоже был далеко не первым учеником. После смерти матери, чтобы помочь семье, начал понемногу зарабатывать: научился переплетать книги, переписывал роли для актеров театра.

В 1896 году, окончив училище, Александр решил отправиться в Одессу и стать курсантом мореходных классов (так называлась школа, где готовили матросов). Он впервые в жизни покидал Вятку; к тому же ехать предстояло весьма далеко: на пароходе – до Казани, потом на другом пароходе – до Нижнего Новгорода, а оттуда на поезде (через Москву) – к Черному морю. До него юноша благополучно добрался, однако поступить на учебу не удалось. Грин уехал с шестью рублями в кармане, захватив с собой лишь корзинку со сменой белья и акварельные краски, полагая, что рисовать он будет «где-нибудь в Индии, на берегах Ганга». Оказалось, что «Ганг» в Одессе так же недосягаем, как и в Вятке. Голодный и оборванный, в поисках работы он обходил все стоящие в гавани баржи, шхуны и пароходы пока не устроился на два рейса учеником матроса. После этого пытался снова найти хоть какую-нибудь работу: служил сторожем, грузчиком; голодал, оказался в больнице; на некоторое время вновь стал матросом, а весной 1897 года совершил плавание в Египет. Но к лету положение стало безвыходным, и несостоявшийся моряк бесславно возвратился в Вятку.

Летом 1898 года начался новый круг странствий. На сей раз путь Алексан-дра лежал не к Черному, а к Каспийскому морю. Из Астрахани ему удалось добраться в Баку, и здесь практически повторилась одесская история: юноша перебивался случайными заработками, жил то на квартирах, то на улице, бродяжничал, заболел лихорадкой, потом малярией, оказался в больнице...

 Вновь в его жизни возникает морская тема: летом 1899 года Александр поступил на па¬роход «Атрек», полтора месяца плавал по Каспию. А после этого взял расчет и на перекладных (из-за отсутствия денег) отправился домой.

В Вятке он жил отдельно от семьи, снимая малюсенькую комнатку; служил переписчиком, а также столяром в мастерских железнодорожного депо. Весной 1900 года устроился матросом на баржу; потом поступил на кондитерскую фабрику, но вскоре снова покинул родной город. В марте 1901 пешком отправился на Урал: работал в Перми чернорабочим в депо, потом на золотых приисках, на металлургическом заводе, лесорубом, на лесосплаве... А затем возвратился в Вятку.

Как видим, за четыре-пять лет Александр Гриневский переменил немало мест и профессий, но ни одна из них его не привлекла. У будущего писателя был довольно беспокойный и неуживчивый характер. Это проявилось и в ис-тории с воинской службой. В феврале 1902 года Гриневского призвали в ар-мию и отправили в Пензу; через несколько месяцев он бежал. Его поймали, отдали под суд и приговорили к трехнедельному аресту на хлебе и воде «за самовольную отлучку, покинутие мундирной одежды в месте, не предназна-ченном к ее хранению, и за промотание мундирной одежды и амуничных ве-щей». После ареста он снова очутился в воинской части, но в конце 1902 года опять ушел оттуда и больше не вернулся. Он бежал и по поддельному паспорту жил в Петербурге, где и начал опубликовывать свои первые произведения под псевдонимом «Грин». Многие исследователи его творчества считают, что Александр Гриневский укоротил свою фамилию, чтобы она звучала на иностранный лад. Сам же писатель объяснял, что «Грином» его звали друзья в школе, а «Грин-блин» была одна из его кличек в детстве. На самом деле литературный псевдоним был насущной необходимостью для автора – беглого ссыльного, живущего в столице под чужим именем.

Следующий период жизни оказался связан с революционной деятельнос-тью. Еще в армии Александр Гриневский стал членом партии социалистов-революционеров (эсеров). В числе прочих методов борьбы эсеры использова-ли индивидуальный террор. К тому времени террористические акты были в России не в новинку. Будущий писатель намеревался (выражаясь сегодняшним языком) стать смертником: весной 1903 года в Нижнем Новгороде он получил задание совершить теракт и начал к нему готовиться, однако в последний момент отказался от бесчеловечного дела (о подобном герое Грин позже напишет рассказ «Карантин»),

Тогда эсеры поручили начитанному и довольно красноречивому молодому человеку вести революционную пропаганду в рабочих кружках Саратова, Тамбова, Екатеринослава (ныне Днепропетровск). После этого, в конце сен-тября 1903 года Гриневский приехал в Севастополь и начал агитировать сол-дат и матросов; но уже через полтора месяца – 11 ноября – последовал арест.

О нем писатель рассказывал второй жене Нине Николаевне в 1923 году, когда они, находясь в Крыму, навестили Севастополь: «Пошли осматривать город, первым делом – Графскую пристань, где много лет назад эсер Александр Гриневский был арестован за революционную пропаганду в царской армии и флоте.

«Здесь, друг мой, меня арестовали, – рассказывал Александр Степанович. – Я возвращался с митинга на Братском кладбище; только что сошел с лодки и поднялся на несколько ступеней вверх, как шедшие мне навстречу два городовых, как это ни странно, не возбудивших обычных мыслей у меня при виде этого племени, но заставивших сердце дрогнуть предчувствием, ловко подхватили меня с двух сторон. Один сказал: «Не шуми, Гриневский, идем!» Я и не шумел – от неожиданности. Пара наручников – и судьба моя опреде¬лилась на долгие годы».

Около двух лет, пока длилось следствие, он провел в тюрьме. Но наступил 1905 год – началась Первая русская революция, в Севастополе произошло во-оруженное восстание. Благодаря этому Гриневский обрел свободу и отправил-ся в Петербург. Однако весной 1906 года его снова арестовывают, отдают под суд и приговаривают к четырехлетней ссылке в Тобольскую губернию. Впро-чем, прибыв под конвоем на место поселения, Гриневский немедленно бежит оттуда, переправляется в Москву и переходит на нелегальное положение.

Как раз в то время в довольно причудливых обстоятельствах началась его литературная работа: по заданию эсеровской партии беглый ссыльный при-нялся писать листовки, а затем – агитационные рассказы.

Во время своего пребывания в партии социалистов-революционеров Грин познакомился с известным эсером Валерианом – Наумом Быховским, под началом которого затем стал работать. Наум Яковлевич относился к нему очень хорошо, и первый открыл в нем будущего писателя. Случилось это так: он поручил Грину составить текст нескольких прокламаций. Тот составил и дал на проверку Быховскому, который, прочтя прокламации, задумчиво посмотрел на него и сказал: «Знаешь, Гриневский, из тебя, мне кажется, мог бы выйти неплохой писатель...»

«Эти слова, – рассказывал Александр Степанович, — как удар, толкнули мою душу, зародив в ней тайную, стыдливую мечту о будущем. До сих пор я не знал, к чему стремиться, во мне был хаос и смута желаний. Вечная нищета не давала мне возможности остановиться на каком-то твердом решении о своем будущем. Уже испытанные море, бродяжничество, странствия показали мне, что это все-таки не то, чего жаждет моя душа. А что ей было нужно, я не знал. Слова Быховского были не только толчком, они были светом, озарившим мой разум и тайные глубины моей души. Я понял, чего я жажду, душа моя нашла свой путь. Это было, как первая нежная любовь».

Первые произведения будущего писателя Грина – «Заслуга рядового Пан-телеева», «Слон и Моська» – цензура запретила; зато рассказ «В Италию» опубликовали. А 25 марта 1907 года вышел рассказ «Случай», впервые подписанный псевдонимом «А.С. Грин». Спустя год была издана книга рассказов «Шапка-невидимка». Но входящие в нее произведения написаны еще не в подлинно гриновской манере – их действие происходит в реальной России. Первый романтический рассказ, «Остров Рено», появился в 1909 году. С тех пор, невзирая ни на какие повороты судьбы и исторические потрясения, с каждым годом всё увереннее Александр Грин созидает свой мир, закрытый для посторонних, но видимый внутренними глазами души.

Однако прошлое дает себя знать. Летом 1910 года Грин вновь арестован: он проживал по чужому паспорту, к тому же четыре года назад бежал из ссылки. Через некоторое время постановлением министра внутренних дел писателя высылают в Архангельскую губернию, где он будет находиться до середины мая 1912 года. В этот период литературная работа стала его постоянным делом – вскоре после возвращения в Петербург, в 1913 году, вышло первое собрание сочинений Грина в трех томах. Крупных произведений он в то время не писал, помимо рассказов печатал очерки и фельетоны. В частности, сотрудничал в одном из известнейших сатирических журналов 1910-х годов «Новый Сатирикон».

Практически с самого начала творческого пути Грин обрел совершенно особую литературную репутацию. Писатель М.Л. Слонимский вспоминал: «Имя Грина звучало в дореволюционной русской литературе отдельно от всех школ и течений, отдельно от всех других писательских имен. Имя «Александр Грин» звучало дико и бесприютно, как имя странного и очень одинокого создателя нереальных, только в воображении автора живущих людей и стран. Толстые журналы и альманахи редко допускали на свои страницы произведения этого мечтателя. Маститые критики редко утруждали себя писанием статей об этом необычном авторе необычных для русской литературы вещей.
Но все же творчество Александра Грина, вызывавшее интерес и внимание читателя, требовало объяснений. И было решено, что Александр Грин – по¬следователь авантюрной западноевропейской и американской литературы».
Но не только критики считали писателя «чужим», полиция тоже не пере-ставала относиться к нему подозрительно. С начала Первой мировой войны за Грином как «неблагонадежным» элементом было установлено негласное наблюдение (в донесениях агентов он проходил под кличкой Невский). А осенью 1916 года его выслали из Петрограда за то, что в общественном месте Грин непочтительно отозвался о царе. Писатель поселился на дачной станции в 70 верстах от города; и, как в 1905 году в Севастополе, его жизнь изменила революция. В феврале 1917 года из столицы дошли известия о беспорядках. Сказались они и на работе железной дороги: поезда перестали ходить; поэтому Грин отправился в Петроград пешком.

Три самых страшных года – 1918, 1919, 1920 – среди смерти, голода и тифа, Грин обдумывал и писал «Алые паруса» – свой ответ революции. Свет и спокойная сила этой книги неподвластны словам, кроме тех, что выбраны самим Грином. Достаточно сказать, что это – история о чуде, которое два человека совершили друг для друга. А писатель – для всех нас. Крошечная печка-буржуйка согревала Александра Степановича, когда рождался его первый роман «Блистающий мир» (1923). Он верил, что люди когда-то летали, и снова будут летать, как птицы. Грин был теперь не один. Он нашёл подругу, верную и преданную до конца, как в его книгах.

Летом 1919 года почти сорокалетнего писателя призвали в Красную армию; он служил в Витебске, затем под Псковом – охранял военные склады, доставлял телефонограммы. Весной 1920 года здоровье Грина резко ухудшилось, ему дали отпуск на месяц, он приехал в Петроград и вскоре заболел тифом. Выжить удалось благодаря помощи М. Горького, приславшего Грину в больницу продукты, достать которые в голодном городе было почти невозможно. К тому же Горький выхлопотал для него редкий в те времена академический паек и комнату на Мойке, в «Доме искусств» – теплую, светлую, с постелью и со столом. Замученному Грину особенно драгоценным казался этот стол – за ним можно было писать. Кроме того, Горький дал ему работу. Живший по соседству поэт В. А. Рождественский вспоминал: «Обитатели дома вообще считали его излишне замкнутым, необщительным и грубоватым. С ним мало кто хотел водиться. К тому же кое-кто и побаивался его острого, насмешливого взгляда и неприязненного ко всем отношения. Один из старых литераторов, сам человек нервный и желчный, заметил однажды: «Грин – пренеприятнейший субъект. Заговоришь с ним и ждешь, что вот-вот нарвешься на какую-нибудь дерзость». В этом была крупица истины. Грин мог быть порою и резким, и грубоватым. Жил он бедно, но с какой-то подчеркнутой, вызывающей гордостью носил свой до предела потертый пиджачок и всем своим видом показывал полнейшее презрение к житейским невзгодам.

Внешность у него была в то время мало располагающая к себе. Худощавый, подсохший от недоедания, всегда мрачно молчаливый, он казался человеком совсем иного мира. <...> Но таким Грин был для тех, кто знал его очень мало. Он словно сам заботился о том, чтобы окружить себя атмосферой неприязни, отгородиться нарочитой грубостью от всякого непрошеного вмешательства в его внутренний мир. Годы бесприютной скитальческой жизни и порою полуголодного существования даже в относительно благополучные для литераторской среды времена приучили его к настороженности и осторожности. И мало кто из знавших его в то время подозревал, сколько настоящего, светлого лиризма было в его душе, сколько подлинной любви к человеку, веры в светлые качества его существа и великие творческие возможности. Недаром именно им, общепризнанным «мизантропом», «грубоватым циником», были созданы удивительные сказки и легенды о людях крепкой воли, страстной мечты, чистого душевного благородства».

1920-е годы стали самым плодотворным периодом в творчестве Грина; его талант достиг расцвета. Он продолжал писать рассказы и вместе с тем, создав повесть «Алые паруса», обратился к романному жанру: появляются «Блистающий мир» (1923), «Джесси и Моргиана» (1928), «Дорога никуда» (1929).
 


Грин, А. Блистающий мир

 

Мысль о том, что люди летали, как летают теперь только во сне, не давала Грину покоя много лет. Неуклюжие полеты первых авиаторов, виденные им под Петербургом, только укрепляли эту мысль. Спустя годы герой романа «Блистающий мир» полетел свободно, как птица.


Грин, А.  Джесси и Моргиана

 

Роман о двух сестрах, одна из которых добра и красива, а другая безобразна и жестока, – вероятно, не лучшая книга А. Грина. На ней лежит тень приближающейся болезни и мрака. Но и здесь есть очень интересные размышления о природе зла и психологии убийцы.


Грин, А.  Дорога никуда

 

Однажды на выставке Грина поразила гравюра английского художника. Она изображала дорогу, исчезающую за пустынным холмом, и называлась: «Дорога никуда». Так возник замысел последнего и самого грустного романа писателя.


Грин, А. Золотая цепь

 

«Тайна» и «Приключение» – вот магические слова, которые могут закружить человека, перенести его в необыкновенный дом, похожий на лабиринт, и сделать центром событий, о которых он будет вспо¬минать потом всю свою жизнь...


Грин, А.  Бегущая по волнам

 

Действие романа «Бегущая по волнам», как и многих других книг Александра Грина, происходит в вымышленной стране, которой критики дали имя Гринландия. Море знает много легенд. Грин прибавил к ним еще одну: о девушке, скользившей по волнам, как по бальной зале, и о корабле, названном в ее честь. Того, кто ступил на палубу этого корабля, ожидала особенная судьба. 


 

В 1924 году Грин и его жена Нина Николаевна переехали из Петрограда в Феодосию. Он всегда мечтал жить в городе у тёплого моря. Здесь прошли самые спокойные и счастливые годы его жизни и были написаны романы «Золотая цепь» (1925) и «Бегущая по волнам» (1926).

Но к концу 1920-х годов издатели, до этого охотно печатавшие книги Грина, перестали брать их совсем. Денег не было, не помогли и хлопоты друзей об устройстве в санаторий уже больного писателя. Грин заболел, в сущности, от недоедания и от тоски, потому что впервые жизнь показалась ему «дорогой никуда». Он не знал, что настоящая его слава еще впереди…

Грин провёл всю жизнь в нужде и отчаянной бедности. Он принадлежал к числу людей, не умеющих устраиваться в жизни. В несчастьях он терялся, его необыкновенная фантазия ему изменяла. Живя в Старом Крыму, он придумал клеить из фанеры шкатулки и продавать на рынке, чтобы уйти от нужды, но с великим трудом продал только две штуки. Так же беспомощна была попытка Грина избавиться от голода. Он сделал лук и стрелял в птиц на окраине города, чтобы поесть свежего мяса, но и из этой затеи ничего не вышло. Умирал он так же тяжело, кик жил, пророчески описав свою смерть в рассказе «Возвращение»: «Конец наступил в свете раскрытых окон, перед лицом полевых цветов. Уже задыхаясь, он попросил посадить его у окна. Он смотрел на холмы, вбирая кровоточащим обрывком легкого последние глотки воздуха».

Перед смертью Грин сильно тосковал о людях, жалея, что не смог при жизни познать в полной мере их любовь и дружбу. Писатель скончался 8 июля 1932 года в Феодосии от туберкулеза. Произведения его после смерти стали печататься все реже и реже. Возвращение к читателю произошло лишь в 1956 году.

 

ССЫЛКИ

 Грин Александр Степанович на сайте Википедии

 Чтобы помнили. Гриневский Александр Степанович (Александр Грин)

 ЛитМир – Электронная библиотека. Грин Александр Степанович

 Презентация на тему «Александр Степанович Грин»

 Александр Грин. Цитаты

 Феодосийский литературно-мемориальный музей А. С. Грина - официальный сайт музея

 Дом-музей А. С. Грина на сайте дома-музея им. М. А. Волошина

 Дом-музей Александра Грина в Кирове

 «Алые паруса» смотреть онлайн

 Набережная Грина

 

 
 
  •  
     
  •  
     
  •  
     
  •  
     
  •  
     
  •  
  •  
     
  • pcpi

     
     
  •  
     
  •  
     
  •