Рылеев Кондратий Фёдорович

 

 

Будущий поэт-декабрист родился 18 сентября 1795 года в селе Батове Петербургской губернии в семье небогатого дворянина, управляющего делами князя Голицына. Мать, защищая сына от деспотичного отца, в 1801 г. отдала его на обучение в Первый кадетский корпус в Петербурге, где он проучился до 1814 года. Здесь его застало известие об Отечественной войне 1812 года. Как многие сверстники, Рылеев рвался в армию, чтобы защитить свою родину. Юным кадетом он участвовал в этой войне. Существует описание внешности Рылеева периода его военной службы: «Роста он был среднего, телосложения хорошего, лицо круглое, чистое, голова пропорциональна, но верхняя часть оной несколько шире; глаза карие, несколько навыкате, всегда овлажнены… будучи несколько близорук, он носил очки, но более во время занятий за письменным столом».

Получив в 1814 году чин прапорщика, Рылеев принял участие в заграничных походах русской армии. В составе резервной артиллерийской бригады он побывал в Германии, Швейцарии и Франции. Поход оказал на молодого офицера большое влияние. Позже, на следствии после восстания декабристов он говорил: «Свободомыслием... я заразился во время походов во Францию в 1814 и 1815 годах...»

В 1818 году молодой человек вышел в отставку в чине подпоручика. И в следующем году Кондратий Фёдорович переехал в Петербург, где сблизился с просвещённым столичным кругом и стал членом масонской ложи «Пламенеющая звезда», среди которых были будущие декабристы В. Кюхельбекер и Ф. Н. Глинка. В Петербурге Рылеев начал литературную деятельность, публикуя в журналах свои статьи и стихи.

В 1820 году он женился на Наталье Михайловне Тевяшевой, затем поступил на службу в палату уголовного суда и вскоре снискал репутацию неподкупного человека. В 1824 г. перешёл в канцелярию Российско-Американской компании.

В 1820 году было напечатано стихотворение Рылеева, сделавшее его имя знаменитым. Это была сатира «К временщику», которая ошеломила читателей своей гражданской смелостью. В «надменном временщике, и подлом, и коварном», который был «неистовым тираном родной страны своей», Россия узнала царского фаворита А. А. Аракчеева. Рылеев предсказал ему гибель от будущего спасителя России.

Твои дела тебя изобличат народу;
Познает он – что ты стеснил его свободу,
Налогом тягостным довел до нищеты,
Селения лишил их прежней красоты...
Тогда вострепещи, о временщик надменный!
Народ тиранствами ужасен разъяренный!
Но если злобный рок, злодея полюбя,
От справедливой мзды и сохранит тебя,
Все трепещи, тиран! За зло и вероломство
Тебе свой приговор произнесет потомство!

Рылеев подписал стихотворение полным своим именем, тем самым проявляя готовность ответить за свои слова. Но Аракчеев «не узнал себя» в образе генерала, и это спасло поэта. Н. А. Бестужев писал, что эта сатира «научила и показала, что можно говорить истину, не опасаясь; можно судить о действиях власти и вызывать сильных на суд народный. С этого стихотворения началось политическое поприще Рылеева».

Большую роль в становлении литературного таланта Рылеева сыграло его участие в Вольном обществе любителей российской словесности, в котором он состоял с 1821 года, а также выпуск совместно с А. А. Бестужевым ежегодного альманаха «Полярная звезда». Целью этого издания было «ознакомить публику с русской стариной, с родной словесностью, со своими писателями. Кондратий Рылеев занимался в альманахе поэзией. Бестужев взял на себя составление выпусков, отбор и корректуру материалов, занимался организационными вопросами и переговорами с цензором.

Важное место в творчестве поэта занимают произведения, написанные в 1821-1823 годах и объединенные общим названием «Думы» (цикл исторических песен о Вещем Олеге, Дмитрии Донском, Ермаке, Иване Сусанине). 

Центральное место в цикле занимает дума «Иван Сусанин». Это единственное произведение, в котором главным героем стал обыкновенный человек из народа, который спасает царя «для России». Перед своей смертью он гневно отвечает злодеям:

«...Убейте! замучьте! – моя здесь могила!
Но знайте и рвитесь: я спас Михаила!
Предателя, мнили, во мне вы нашли:
Их нет и не будет на Русской земли!
В ней каждый отчизну с младенчества любит
И душу изменой свою не погубит!»
«Злодей! – закричали враги, закипев,
–Умрешь под мечами!» – «Не страшен ваш гнев!
Кто русский по сердцу, тот бодро и смело
И радостно гибнет за правое дело!
Ни казни, ни смерти и я не боюсь:
Не дрогнув, умру за царя и за Русь!»

В предисловии к отдельному изданию «Дум» Рылеев попытался объяснить причину обращения к этому особенному жанру и задачи, которые он перед собой ставил: «Напомнить юношеству о подвигах предков, знакомить его со светлейшими эпохами народной истории, сдружить любовь к отечеству с первыми впечатлениями памяти – вот верный способ для привития народу сильной привязанности к родине». Относительно своего таланта он не обольщался, заявляя: «Я – не поэт, я – гражданин». 

Рылеев был из тех людей, которые готовились к борьбе за свободу человека. Поэтому в 1823 г. он был принят в Северное тайное общество, а с конца 1824 года входил в состав директории этой организации и фактически возглавлял её. Вопрос о судьбе императорской семьи предлагал решить компромиссно – вывезти её за рубеж. Участие в заговоре сочетал с бурной столичной жизнью. Так, 10 сентября 1825 года он выступил в роли секунданта на дуэли своего друга, кузена, поручика К. П. Чернова и представителя аристократии флигель-адъютанта В. Д. Новосильцева. Причиной дуэли стал конфликт из-за предрассудков, связанных с социальным неравенством дуэлянтов (Новосильцев был помолвлен с сестрой Чернова – Екатериной, однако, под убеждением матери, задумал отказаться от женитьбы). Оба участника дуэли были смертельно ранены и умерли через несколько дней. Похороны Чернова вылились в первую массовую демонстрацию, организованную Северным обществом декабристов.

Накануне восстания 14 декабря 1825 года квартира заболевшего ангиной Рылеева на Мойке стала штабом мятежников. В день восстания он вышел на Сенатскую площадь, но, будучи штатским, не смог повлиять на его ход. Той же ночью Рылеева арестовали и поместили в Алексеевский равелин, где он продолжал писать стихи, накалывая буквы иглой на кленовых листьях.

После поражения он взял всю вину на себя. В письме к царю он писал: «Признаюсь чистосердечно, что я сам себя почитаю главнейшим виновником происшествия 14 декабря, ибо... я мог остановить оное и не только того не подумал сделать, а, напротив, еще преступною ревностию своею служил для других, особенно для своей отрасли гибельным примером... Я виновнее из всех. Прошу тебя, государь, прости их... Казни меня одного...».

В числе пяти наиболее активных заговорщиков 13 июля Рылеева приговорили к смертной казни через повешение. Рылеев был одним из трёх несчастных, чья верёвка оборвалась. Он провалился внутрь эшафота и спустя некоторое время (а именно 25 июля) был повешен повторно. Ещё во время следствия Николай I прислал жене Рылеева 2 тысячи рублей, а затем императрица прислала на именины дочери ещё тысячу. Царь продолжил свою заботу о семье Рылеева и после казни, и жена его получала пенсию до вторичного замужества, а дочь – до совершеннолетия.

 

ССЫЛКИ

 Рылеев на Википедии

 Рылеев Кондратий Федорович 

 Биографии русских писателей

 Большая биографическая энциклопедия

 Биография – Рылеев К.Ф.

 Русская поэзия

 Рылеев Кондратий Федорович – презентации

  •  
     
  •  
     
  •  
     
  •  
     
  •  
     
  •  
  •  
     
  • pcpi

     
     
  •  
     
  •  
     
  •